Интервью с БОРИСОМ ГОЛЬЦЕВЫМ

Борис ГОЛЬЦЕВ:

И УТРЕННЯЯ ЗАРЯДКА ВАЖНА

Он родился в тревожном 1941-м. Можно сказать, что поднимал хоккей в Ванино, Глазове, Харькове, Киеве… Не один год проработал в столичном "Динамо", где был так или иначе причастен ко многим победам бело-голубых в чемпионатах России. И до сих пор в активном спортивном строю, передает свой неоценимый опыт юным воспитанникам СДЮШОР "Динамо" и их наставникам.

- Про ваши тренерские успехи известно немало. А вот ваша фигура как игрока таит для меня немало загадок…

- Попробуем их разгадать (улыбается). Родился в 1941-м году в Рязанской области. Есть такое место - Трубетчино. Теперь, правда, оно входит в состав Липецкой области. До областного центра недалеко - всего 42 километра. Отец мой фронтовик, участник финской войны. Танкист. Был ранен… Потом переехали в Харьков. Там и к хоккею пристрастился. Где-то в начале шестидесятых годов играл за местное "Динамо" в украинских соревнованиях. Был знаком с местными легендарными волейболистами сборной СССР Юрием Поярковым (ныне - почетный гражданин города Харькова) и покойным Юрием Венгеровским.

Поярков, помню, все меня в Москву к Тарасову хотел направить: "Борис, уже если не за первый состав ЦСКА сможешь играть, то за Калинин точно!". Но я поехал в Хабаровск. Год, наверное, 1965-й или 1966-й, там только дворец спорта тогда возвели. Небольшой, тысячи на две зрителей. Пробыл в Хабаровске несколько лет, поиграл за местный СКА два сезона. В первый сезон нас Анатолий Панин тренировал, известный мастер русского хоккея. Играли на первенство РСФСР в тот момент (сезон 1965/1966 - примечание А.С.). Чисто армейская команда, ребята службу в команде проходили. Были и москвичи. Помню, Виктора Мясина, к примеру. Игорь Алексеев, его "Арой" называли за смугловатость. Все еще смеялись над ним: "Какой же ты москвич с такой внешностью, Ара!". Сам он из Павшино, нынешнего Красногорска. Теперь я сам в Митино живу, можно сказать, сосед его (улыбается). Там с Геннадием Цыганковым познакомился, он из Ванино сам родом.

- Вам, как я понимаю, довелось играть в Дальневосточной зоне класса "Б".

- В те годы хоккей в СССР был развит необычайно широко. От Москвы и до Магадана. Сколько команд приличных было на Дальнем Востоке. Тетюхе, Ванино, Магадан…

В Ванино я лет пять тренировал молодежную команду, помогал тренерам в работе с главной, много поездил. Немало и бывших известных игроков там встречал. Тренером "Гранита" из Тетюхе, который позже стал называться Дальнегорском, был горьковчанин Лев Халаичев. Местных игроков на Дальнем Востоке было не так уж много, в большинстве своем - приезжие. Кто-то не подошел сильным командам, а кто-то от армии, можно сказать, убегал…

В Ванино стадион был открытый, тысячи на три с половиной-четыре трибуны. Народу много ходило на игры тогда, ажиотаж стоял хоккейный. Юрий Дужий за "Водник" выступал, уникальный человек. В Минске играл, в Новокузнецке. Работал водителем троллейбуса.

- После Ванино вы, как я знаю, работали в Глазове.

- Помогал Александру Никифоровичу Новокрещенову. Знаете, как его в Глазове называли - Пианист. Пальцами во время матча постоянно барабанил по бортику. Все спрашивал меня: "Боря, как там на родине?". Интеллигентнейший человек, очень образованный.

Команда представляла серьезное предприятие - Чепецкий механический завод. Оборонка. Министерство среднего, как тогда говорили, машиностроения.

Когда в Удмуртии тренировал - познакомился с Дмитрием Николаевичем Богиновым, можно сказать, отцом-основателем "Лады". В те годы волею судеб в Тольятти и Гущин Валерий оказался.

- Не по своей воле…

- Ну, да. Хочу про Богинова сказать немного. Потрясающая личность - друг Боброва, интеллигент, прекрасно в хоккее разбирался. Мне вообще, можно сказать, в жизни везло на встречи с замечательными тренерами, сколько всего почерпнул от них.

Раньше, например, по окончании сезона тренеры команд мастеров собирались на курсы повышения квалификации. Году, наверное, в 1974-м мы снова проходили их. Тогда каток открылся только что в ГЦОЛИФКе, и мы сыграли товарищеский матч со сборной иностранных специалистов - шведов, северо американцев… Перед этим, банкет был, а на утро - игра. Помню, играл вместе с Олегом Зайцевым, он тогда СКА Калинин тренировал. В нападении тройка в составе Игоря Тузика, Александра Зарубина и Валентина Сапичева. На воротах Володя Мышкин стоял, его нам дали из молодежного состава "Крыльев Советов". Народу много собралось. Крупно победили. Я вот к чему…

- К чему?

- Вечером вроде все так прилично посидели, но мы наутро собрались, и сборную эту вынесли. Так иностранцы все удивлялись: "Как же так?", вроде все в равных условиях?

Вот она, загадочная русская душа. У нас так всегда - потенциал огромный, но собраться можем лишь в экстремальных ситуациях.

- Отдельная тема. Давайте пока по вашей тренерской биографии еще немного пройдемся.

- В Глазове три сезона отработал. Можно сказать, что приложил руку к воспитанию Сергея Горбушина, который позднее в "Соколе" раскрылся. Альберт Петрович Данилов в Челябинск звал помогать, но я вернулся на Украину. Побоялся, наверное (улыбается). Еще Владимир Голев приглашал в "Ижсталь". В Киеве тренировал команду "Красный экскаватор", которая позднее стала "Машинстроителем" называться.

Работал с молодежной сборной Украинской ССР. Приличная очень команда была. В Свердловске был турнир юношеский, играли со сборной Ленинграда. Ее Пучков Николай Григорьевич тренировал. Утром выходим на зарядку, завтракаем слегка - чай с печеньем, готовимся к матчу, который в 10:00 начаться должен. Смотрим, ленинградцы на завтрак идут. Видно, поели плотно. Разорвали мы  их - 7:2. После игры Пучков, он все понял, подходит и говорит: "Спасибо, коллега, за урок". Понимаете, то же правильное питание имеет важное очень значение. В хоккее нет никаких мелочей. От общения с Пучковым, царство ему небесное, очень многое вынес полезного для себя. Например, на одном из турниров Николай Григорьевич заметил, как я распекаю за ошибки свого вратаря. Подошел ко мне и сказал: "Коллега, так он всегда обращался, с вратарем надо быть как с сыном родным, как с братом…".

Немного еще в молодежной сборной СССР поработал, когда ее Николай Казаков возглавлял. Федоров Сергей тогда в ней играл, Сашка Могильный…

- Потом что?

- В "Соколе" Богданову ассистировал года три. Хорошие были времена. Киевляне тогда часто с финским "Ильвесом" товарищеские матчи играли. В августе в Тампере, а зимой те к нам приезжали. Вторая половина восьмидесятых годов. Тогда уже замечал, что они, пусть и проигрывали постоянно, но брали нашу методику на вооружение. Говорил: "Пройдет лет пятнадцать, и они нас обыгрывать будут. И тренировать наши команды". Все надо мной посмеивались. Прошли годы. И что стало? Кругом финские специалисты. Мы многое упустили. Помните КНГ?

- Комплексные научные группы?

- Именно. В советские времена их созданию уделялось огромное внимание. Как-то подсчитали, что Валерий Харламов за игру всего шайбой владел в течение одной минуты и двадцати четырех секунд. Все остальное время - без нее играл. Цифра потрясающая.

Тем же заокеанским игрокам мы проигрывали лишь на вбрасывании и в силовой борьбе. В остальных же компонентах были сильнее. Сейчас все поменялось…

Конечно, времена ныне другие…

- "Сокол" был сильной командой в то время…

- Безусловно, да. Селекция была налажена  очень хорошо. Помню, в Ангарске Мишу Татаринова нашли, в классного защитника он вырос потом. Работяга настоящий. Из Харькова ребята выходили хорошие, и школа киевская трудилась на славу: Свинцицкий, Калабухов, покойный Сидоров, Житник, Годынюк…

Сейчас "Сокола", по существу, нет, но тогда команда была очень приличная. Медали выигрывали в союзные времена, что сделать тогда очень сложно было. "Деревней" нас, "Химик", Ригу, Саратов тогда называли. Или "батрацкими" командами…

- Вы ведь еще за рубежом некоторое время работали…

- В Словении. Два сезона тренировал "Мариборских лис" из одноименного города, и год работал в "Олимпии" из Любляны. В Мариобре брат Петра Климы у меня играл, много также канадцев было. Из Киева выступал Савиенко. Помогал Владимиру Крикунову в работе со сборной страны.

- В вашей тренерской карьере было немало по-настоящему талантливых игроков, многим из которых было суждено достичь определенных высот…

- Талант  штучный, можно так выразиться, товар. Возьмите любую команду. 12-15 игроков - так называемый средний класс, 1-2-3- таланты, 3-4-5 - балласт. Вот, к примеру, Александр Радулов. Когда я работал во второй команде "Динамо", помучиться с ним, честно говоря, пришлось. Мне один знакомый тренер сказал: "Боря, я тебя прошу, Радулов - мина замедленного действия". Он у нас в интернате жил, бывало, по нескольку дней пропадал… Заставил его перед отбоем приходить отмечаться. Талант, что и говорить, но неуправляемым был, часто не слушал тренерских советов. Помню, в одной из игр травму получил серьезную. А все почему? Потому что с "физикой" проблемы были, не хотел мышечной массой обрастать.

В той игре Сашка после неудачного столкновения подъехал к скамейке, и я ему говорю: "Саш, ты уж, конечно, извини, но не слушал меня. Отсюда и такой результат печальный".

Зарядка, будете смеяться, еще очень важный момент, особенно в юношеском возрасте. Помню, глядя на украинскую команду, тренеры ЦСКА Эдуард Иванов и Геннадий Цыганков на одном из турниров стали своих ребят на зарядку выводить.

Все компоненты учитывать необходимо.

- О вашем "талмуде", говорят, легенды ходят…

- Дисциплина - основа из основ, кто бы чего не говорил. Без нее - никуда. Все нарушения записывал, потом разборки устраивали. Радулову немало там страниц посвящено…

- Много ходит разговоров нынче про агентов. Иные тренеры видят в них серьезную головную боль…

- Совершенно верно. У них задача лишь одна - "срубить бабло". И все. А что потом….

В детско-юношеском хоккее вреда от их деятельности очень много. И еще родители….

Но это тема уже избитая довольно.

- Что еще вас тревожит?

- Отсутствие в командах своих воспитанников. Вот сейчас едет, к примеру, какая-то команда московская на финал. И берет, с собой, согласно положению о соревнованиях, целую пятерку из другой команды своего региона. Спрашивается, зачем?

- Для достижения результата!

- Но в таком возрасте, уверен, это не самое главное. Надо брать лишь тогда, когда есть уверенность, что игрок потом будет играть в твоей команде. Еще один немаловажный момент - привлечение иногородних хоккеистов в состав детско-юношеских команд. Не уверен, что польза есть большая от этого. Смотрите. Проживание в интернате игрока из другого города обходится школе в месяц 10-12 тысяч рублей. Раньше было в два раза дешевле. Но на выпуске результата, как правило, нет. Тогда вопрос - зачем все это нужно?

Помню, когда работал в "Динамо-2", в начале двухтысячных, если не ошибаюсь,  главный тренер основной команды попросил меня взять на игру в Питер со СКА-2 парочку шведов, не попавших в состав основы в тот момент по каким-то причинам. Взяли их, выиграли без проблем - 5:2. После матча подходит ко мне Николай Пучков и говорит: "Коллега, поздравляю с победой. Все по игре. Но когда за молодежный состав "Динамо" играют шведы - это полный нашему хоккею….". Мэтр выразился одним всем знакомым нелитературным словом. И возразить ему мне было нечего…

Увы, много всего в нашем хоккее было порушено. Тут на днях играли в Воскресенске, там разговорился с Борисом Веригиным и Геннадием Сырцовым. Хорошего мало чего. Гибнут, иного слова и не подберешь, знаменитые некогда школы воскресенского "Химика" и электростальского "Кристалла". Печально, что и говорить…

- В вашем понимании  своя СДЮШОР должна быть основой из основ?

- Конечно. Вы помните нашу молодежную команду. Кто там играл - Овечкин, Степанов, Радулов, Терещенко… И мы сейчас в школе прикладываем все усилия, чтобы в основном составе играло больше своих воспитанников. Сейчас вот Сопин выступает…

- Последний вопрос. Кого вы еще тренировали?

- Немного поработал в школе "Крылья Советов", тренировал в "Серебряных акулах", "Витязе" из Подольска. Сейчас, спустя несколько лет, вернулся в "Динамо". Помогаю Александру Журику. Хороший тренер…

 газета  Хоккей Москвы №30